Menu

История Франции



Франция в 1969-1981 г.г. ----- ФРАНЦИЯ В 1980-е ГОДЫ ----- Франция в конце ХХ века

Президентские выборы 1981 г.

Прямые президентские выборы 1981 г. во Франции совпали по времени с масштабной перестройкой идеологического пространства и политического истеблишмента во всех ведущих странах Запада. Экономический кризис вызвал «неконсервативную революцию» в массовом сознании и смену основных ориентиров государственной политики. Радикальная перестройка французской партийной системы, проходившая во второй половине 1970-х гг., привела к иным результатам.

В преддверии новых парламентских выборов Жискар д'Эстен предложил тактику «истощения крайних блоков». Предполагалось, что при вытеснении голлистов и объединении всех правоцентристских группировок под флагом традиционных республиканских ценностей может сложиться прочная правящая коалиция, противосто-ящая левоцентристскому объединению под эгидой СФП. В 1977 г. НФНР была преобразована в Республиканскую партию, а годом позже республиканцы выступили инициаторами создания избирательного картеля «Союз за французскую демократию» (СФД), в состав которого также вошли партии Демократического центра, Центра «Демократия и прогресс» и другие республиканские группировки. СФД не стал единой партией с программой, активистским ядром и региональными структурами. Однако входящие в его состав партии пришли к соглашению о долговременном сотрудничестве в ходе выборов всех уровней и создании единой фракции в Национальном собрании. Сам президент, в нарушение традиций Пятой республики, открыто принял участие в избирательной кампании СФД. СФД начал выступать против как «коллективистских идеалов» левых, так и либеральной стратегии, основанной на абсолютизации индивидуалистического принципа.

Жискар д'Эстен - президент Франции в 1974-1981 г.г. В середине 1970-х гг. происходила и радикальная перестройка голлистского движения. Жаку Шираку удалось добиться избрания председателем ЮДР. Но его фрондерство в период избирательной кампании 1974 г. и конфликт с «баронами» дорого стоили партии – к концу года из 245 тыс. ее членов осталось не более 30 тыс., и лишь 5 % из них считали, что ЮДР является влиятельной политической силой. Из партии вышла и группировка левых голлистов, сторонники внешнеполитической доктрины «величия Франции», молодежная организация «Союз молодых за прогресс». Быстро ухудшались в отношения с союзниками из НФНР. Покинув в 1976 г. правительство, Ширак начал решительно перестраивать свою партию. ЮДР была переименована в «Объединение в поддержку республики» (ОПР). Новое руководство сделало ставку на восстановление массового членства, установление жесткой внутренней дисциплины, формирование костяка партийных активистов, перенявших многие пропагандистские технологии левых партий. В составе ОПР быстро росло число представителей «новых средних слоев», предпринимателей, чиновников.

Обновленная партийная программа ОПР отражала особенности голлизма нового поколения – неоголлизма. Ширак отвергал политические принципы классического либерализма и «мягкий дирижизм» жискаровцев, называя его «доктриной приспособленчества». Одновременно он не соглашался и с попытками левых партий восстановить практику государственного патернализма. Неоголлисты предлагали резко сократить социальные функции государства и его прямое вмешательство в экономику. Но на государство возлагалась ответственность за структурные преобразования. Их основными направлениями считались оживление инвестиционного рынка за счет налоговой политики, создание «правильной сети экономики» (эффективное сочетание крупного и мелкого бизнеса), сочетание стратегического планирования с либерализацией рыночных отношений, «экономическая война» за преобладание на мировых рынках, монетарная политика «здорового бюджета» и «политика равенства шансов», заменяющая традиционное усредняющее социальное обеспечение на поощрение индивидуальной профессиональной подготовки и образования.

На парламентских выборах 1978 г. ОПР и СФД выступали как противники, сражающиеся примерно на одном электоральном поле. Схожий раскол произошел и в левой коалиции. Несмотря на сохранение обеими партиями схожей стратегической линии, закрепленной еще в «Совместной программе левых сил», во взаимоотношениях руководства ФСП и ФКП нарастала напряженность. Коммунисты были встревожены быстрым ростом электората социалистической партии и пытались обозначить более четкую грань между собой и своими союзниками. В свою очередь Ф. Миттеран называл сотрудничество левых партий «конфликтным союзом» и решительно отвергал притязания ФКП на лидерство в левом лагере. Таким образом, к концу 1970-х гг. во Франции стали вырисовываться контуры четырехпартийной модели, имеющей тенденцию к поляризации. Симпатии избирателей распределялись между левым и правым лагерями почти равномерно. В первом туре парламентских выборов левые партии получили преимущество по общему количеству голосов (48,6 % против 46,5 %). Но по результатам второго тура наибольшие фракции образовали правые: ОПР – 148 мест, СФД – 122. Этот результат оказался не очень показательным. Уже спустя год на первых прямых выборах в Европарламент, проходящих по пропорциональной системе, ОПР потерпела сокрушительное поражение, набрав лишь 16 % голосов. У СФД оказалось 27,4 %, у ФСП - 23,7 %, у ФКП - 20,6 %. Решающее значение приобретала президентская избирательная кампания 1981 г.

Франсуа Миттеран (1916 - 1996) - президент Франции в 1981-1995 г.г. К новым выборам правый лагерь подошел в состоянии острой борьбы между двумя ведущими партиями. Жискар д'Эстен не сумел выдвинуть сколько-нибудь убедительную программу преодоления многолетних экономических проблем. Использование правительственными кругами в пиаровских целях таких мер, как снижение возрастного избирательного ценза до 18 лет, упрощение процедуры развода, расширение мер по охране природной среды, отмена смертной казни, лишь подчеркивали моральную усталость жискардизма. Неоголлистское движение, напротив, находилось на подъеме. В 1980 г. была издана первая официальная программа ОПР «Козыри Франции». Шираковское руководство предприняло массированную пропагандистскую атаку на СФД. Но Шираку не удалось сделать главное – консолидировать собственную партию. Остатки «баронских» группировок сплотились вокруг Мишеля Дебре, выставившего свою кандидатуру на выборы. Неожиданно об участии в выборах заявила и одна из ближайших соратниц Ширака Мари Гаро, лидер феминистских кругов в ОПР. Члены правительства из ОПР вообще поддержали на выборах Жискар д'Эстена.

Франсуа Миттеран, напротив, старательно избегал конфронтации со своими соперниками в левом лагере, построив свою кампанию под лозунгом «Спокойная сила». Несмотря на участие в выборах лидера ФКП Жоржа Марше, коммунисты и социалисты отказались от жесткой критики в адрес друг друга. Становилась популярной идея «союза снизу», т. е. консолидации левого электората без заключения официального межпартийного соглашения. К 1981 г. Миттерану удалось блокировать и внутрипартийную оппозицию.

Обновленная доктрина ФСП основывалась на трех важнейших принципах: самоуправление, «классовый фронт трудящихся» и союз левых сил. Под самоуправлением понимался принципиально новый тип общественных отношений, предполагающий главенство гражданских институтов, всемерное развитие инициативы и ответственности гражданских сообществ, в том числе трудовых коллективов, региональных структур, этнических, конфессиональных, культурных групп. Самоуправление рассматривалось как основа французской модели социализма. Но экономический аспект этой программы предполагал укрепление централизованной системы государственного регулирования, осуществление программ национализации. Речь не шла об отказе от «смешанной модели» экономики. Но социалисты полагали, что лишь глубокая структурная перестройка всей производственной системы, обеспечение демократического контроля над финансовыми и материальными ресурсами, предпочтение «общественно-полезного, а не рентабельного пути развития» помогут преодолеть долговременную стагнацию.

Социальной опорой системы самоуправления должен был стать «классовый фронт трудящихся». Выдвигая эту идею, Миттеран рассчитывал на консолидацию широкого круга общественных организаций, способных поддержать политическую программу левых. В качестве союзников рассматривались не только профсоюзы, но и женские, экологические, антивоенные движения несоциалистического толка. Политическим авангардом «классового фронта» мог стать «союз левых сил». Причем Миттеран не пытался форсировать формирование такой коалиции и рассчитывал на установление прочных связей с ФПК, левыми радикалами, ОСП и левыми республиканскими группировками уже после победы на выборах.

Первый тур президентских выборов, состоявшийся 26 апреля 1981 г., выявил перевес кандидатов от «Правой Франции». Жискар д'Эстен получил 28 % голосов, Ширак – 18 %, Дебре – 1,6 %, Гаро – 1,3 %. За Миттерана проголосовали 25,8 % избирателей, за Марше – 15,3 %. При этом значительная часть голлистского электората уже в первом туре отдала свои голоса Жискар д'Эстену в порядке «полезного голосования», не веря в победу Ширака и стремясь укрепить позиции наиболее сильного кандидата от правых партий.

Второй тур, состоявшийся 10 мая, принес победу Миттерану (51,7 % против 48,3 % у Жискар д'Эстена). Подобный результат выглядел совершенно необычным на фоне успехов неоконсервативных сил в других странах Запада, но вполне логичным в контексте развития политической ситуации во Франции в предыдущие годы.

История Франции:
История Франции: полный курс






Новый курс развития Франции. «Левый эксперимент»

Стремясь закрепить успех, Миттеран воспользовался правом роспуска парламента и проведения досрочных выборов. Дезорганизованные правые партии не смогли организовать мощную избирательную кампанию. Важную роль сыграло проведение новым правительством накануне выборов ряда популярных мер, в том числе повышения минимальной зарплаты, увеличения пособий по безработице, семейных пособий и других социальных выплат. Выборы принесли левым партиям устойчивое парламентское большинство. Фракцию ФСП составил 271 депутат, ФКП – 44, левых радикалов – 14. Им противостояли 83 депутата из ОПР и 71 из СФД. Правительство, в состав которого вошли представители всех трех левых партий, возглавил Пьер Моруа. Миттеран получил всю полноту власти и возможность для осуществления «левого эксперимента» – полномасштабной реализации своей программы.

Пьер Моруа - премьер-министр Франции в 1981-1984 г.г. Правительство Моруа предприняло шаги по реализации концепции самоуправления. Серия «законов о децентрализации» расширила полномочия органов местного самоуправления (прежде всего представительных), смягчила административный контроль центра над органами местного управления, более четко разграничила компетенцию между государством и территориальными коллективами, а также различными типами территориальных коллективов. Для выборов в местные органы власти была введена пропорциональная модель. Изменилась и система выборов в Национальное собрание. В соответствии с законом 1985 г. она также стала пропорциональной: депутаты избирались по департаментским спискам в один тур, мандаты распределялись пропорционально поданным за каждый список голосов. Под эгидой концепции самоуправления правительство добилось принятия закона о регламентации финансовой деятельности партий. Была ликвидирована цензура на телевидении и радио, восстановлен национальный праздник 8 мая.

В соответствии с «законами Ору» (министра труда, члена ФКП) были значительно расширены права профсоюзов и комитетов предприятий по контролю над финансовой и организационной деятельностью администрации, установлен порядок обязательных отчислений в кассу комитетов предприятий, введена обязательность санкций государственного инспектора на увольнение работников, а также обязательность коллективного договора при соответствующем требовании комитета предприятия. Вводилась пятая неделя оплачиваемого отпуска, рабочая неделя сократилась до 39 ч при сохранении прежней зарплаты. Правительство П. Моруа продолжило реформу системы социального обеспечения, повысив уровень минимальной заработной платы, на 40– 50 % увеличив размеры пенсий и пособий по безработице, сократив до 60 лет возраст выхода на пенсию.




Социально-экономическое развитие Франции в 1980-е годы

Ключевую роль в «левом эксперименте» играла программа национализации. Ее целью было закрепление государственного контроля над крупнейшими промышленно-финансовыми группами, способными стать основой национального экономического роста. Масштабы перераспределения собственности оказались беспрецедентны. После национализации в 1982 г. пяти промышленных групп государственный сектор обеспечивал 1/2 капиталовложений, 1/3 валового национального продукта, 1/3 экспорта, 1/4 наемного труда. Общая численность государственных предприятий превысила 3 тыс. Государство заняло ведущие позиции в наиболее перспективных отраслях – информатике, энергетике, киноиндустрии. Одновременно правительство П. Моруа поставило под государственный контроль 36 коммерческих банков, сумма депозитов каждого из которых была выше 1 млрд. франков, а также крупнейшие финансовые группы «Париба» и «Сюэз». В результате доля государственного сектора в финансовой и кредитной сфере составила 95 %.

Социально-экономическое развитие Франции в 1980-е годы Обеспечение компенсационной основы национализации и необходимость огромных капиталовложений для модернизации новых государственных предприятий вызвали нарастающее напряжение бюджетно-финансовой системы. В 1983 г. дефицит по государственному сектору промышленности составил 7,5 млрд. франков. Национализация вызвала «бегство капиталов» за границу. Только в 1981 г. из Франции было вывезено 77 млрд. франков. Сказались и негативные последствия очередного мирового кризиса, начавшегося в 1981 г. Серьезный ущерб Франции нанесла американская валютно-финансовая политика, основанная на искусственном завышении курса доллара.

Резкое ухудшение платежного баланса заставило правительство Моруа еще в период проведения основных мероприятий «левого эксперимента» перейти к жесткой валютно-финансовой политике. В 1981 г. правительство было вынуждено девальвировать франк на 3 %, а в 1982 г. – еще на 10 %. Последовало решение о замораживании на несколько месяцев роста цен и зарплаты. Правительство рассчитывало компенсировать финансовые потери быстрым ростом эффективности государственного сектора. Но эти надежды не оправдались. Если в 1981–1982 гг., несмотря на кризисную конъюнктуру, производство во Франции возрастало на 2 % в год, то в 1983 г. экономический рост снизился до 0,7 %. Большие масштабы сохраняла безработица (более 2 млн. человек). Инфляционный всплеск вызвал снижение уровня жизни.

С лета 1982 г. Миттеран был вынужден приостановить «левый эксперимент». В ФСП быстро росло влияние сторонников отказа от идеи «социального государства». Лидеры этой технократической группировки Жак Делор и Мишель Рокар выступали за политику жесткой экономии, сокращение социальных программ, прекращение национализации и укрепление модели смешанной экономики, отказ от вмешательства трудовых коллективов в осуществление менеджмента. Важнейшей задачей государственной политики должна была стать реорганизация национализированных предприятий, модернизация их технологической базы, сокращение занятости и рационализация управления.

В апреле 1983 г. новая экономическая стратегия Франции была официально закреплена в правительственной «программе десяти пунктов» («плане Делора»). Последовала уже третья за 18 месяцев девальвация франка, позволившая значительно снизить себестоимость французских товаров и активизировать экспорт. Предусматривалось увеличение налогов, был объявлен принудительный заем, заморожены ассигнования на социальные нужды, увеличена плата за больничные места, проезд в транспорте, коммунальные услуги и т.д. К финансированию государственных предприятий все чаще стал привлекаться частный капитал. Началась реорганизация малорентабельных предприятий судостроения, металлургии, угольной промышленности с увольнением части работников. Все эти меры позволили восстановить положительную динамику экономического развития Франции. В 1984 г. рост производства составил 1,75 %, в 1985 г. – 2 %. Одновременно правительство пыталось не допустить крайнего обострения ситуации на рынке труда. В феврале 1984 г. был принят «план занятости и промышленной перестройки», предусматривавший предоставление рабочим реформируемых отраслей двухлетнего оплачиваемого отпуска для переобучения, расширение системы профессионального обучения для молодежи, предоставление пособий для иностранных рабочих, желающих вернуться на родину. Однако рейтинг правительства стремительно снижался. Левые партии утратили инициативу и превратились в аутсайдеров предстоящей избирательной кампании.

История Франции:
История Франции: полный курс




Избирательная кампания 1986 г.

Провал «левого эксперимента» и корректировка правительственного курса вызвали глубокое разочарование электората левых партий. Профсоюзы вернулись к организации массовых акций. Представители коммунистической партии в 1984 г. демонстративно покинули состав правительства. Но этот шаг не спас репутацию ФКП. В глазах избирателей она разделяла ответственность за непопулярный правительственный курс. Что было еще более важно, коммунисты все более явно проигрывали своим оппонентам в анализе состояния французского общества и способности к обновлению политической стратегии. ФКП не сумела модернизировать методы работы с молодежью. Сокращалось ее влияние среди рабочих. Часть ее электората начала ориентироваться на ФСП, часть – попала под влияние радикальных националистических группировок.

Сложным было положение и правящей партии. Миттеран, ревностно относящийся к амбициям молодого крыла ФСП, отказался предоставить Делору и Рокару всю полноту полномочий по осуществлению новой экономической программы. После реорганизации Правительства летом 1984 г. пост премьер-министра занял 37-летний Леон Фабиус из личного окружения Миттерана, известный своими технократическими взглядами. Основную роль в реализации «плана Делора» играл министр экономики и финансов Пьер Береговуа. Сам же Делор в 1984 г. был избран председателем Еврокомиссии и приостановил свою деятельность в партии. Рокар, получивший малозначимый пост министра сельского хозяйства, вышел в 1985 г. из состава правительства и стал одним из лидеров внутрипартийной оппозиции. Раскол в руководстве ФСП и изоляция ведущих идеологов партии ослабили предвыборную кампанию социалистов.

Раймон Барр (1924 - 2007) - лидер партии СФД в 1980-е годы Правый лагерь активно готовился к новым выборам в парламент Франции 1986 года. СФД, утратив политические и организационные преимущества «президентского большинства», с трудом вживался в роль оппозиционной партии. Ее руководство было ослаблено соперничеством между В. Жискар д'Эстеном и Р. Барром. Сторонники Жискар д'Эстена из Республиканской партии пытались сохранить идеологическое своеобразие своего движения. Несмотря на провал программы «передового либерального общества», они ратовали за приоритет духовных ценностей либерализма, сочетание экономического модернизма с моральным императивом. Это направление получило название идеологии «культурного либерализма». Но его политические перспективы были сомнительны.

На ведущие позиции в СФД постепенно выдвинулся Раймон Барр, имевший широкую поддержку в Демократическом союзе. Признавая либерализм в качестве философской основы французского центризма, он критиковал либеральное доктринерство. Концепция Барра опиралась на приоритет двух принципов: прагматизма государственной политики и традиционализма социальной идеологии. Высокопрофессиональный экономист, Барр был приверженцем идей «промышленного императива» и рационального сочетания дирижистских и рыночных стимулов экономического роста. Он выступал за активную социальную политику, сохраняющую защищенность человека, но отрицающую распределительный эгалитаризм. Барр призывал к возрождению традиционных ценностей: верности семье, патриотизма, трудолюбия, религиозной веры. Либерализм в его трактовке приближался к идеологии христианской демократии.

Неоголлизм в начале 1980-х гг. окончательно превращается в неоконсервативную идеологию. Ширак исключил даже понятие экономического либерализма из арсенала своего движения, заменив его тезисом о «восстановлении свобод». Неоголлистская программа «Пакт ОПР для Франции», подготовленная в 1985 г., опиралась на концепцию «консервативной революции», радикального перелома в общественной жизни страны, связанного с ликвидацией последствий «левого эксперимента», восстановлением позиций частного предпринимательства, возрождением духа конкуренции и личной ответственности. Не внеся существенных изменений в свою экономическую стратегию, Ширак коренным образом изменил предвыборную тактику. Он выступил за формирование коалиции правых партий. Эту идею активно поддержал и председатель СФД Ж. Леканюэ. Программные установки двух партий не содержали принципиальных отличий, а личные амбиции лидеров не препятствовали сближению партий до следующих президентских выборов. Уже на региональных выборах 1982–1985 гг. ОПР и СФД с успехом согласовывали свои действия. На выборах в Европарламент в 1984 г. и парламентских выборах 1986 г. ими были выдвинуты единые списки кандидатов.

К середине 1980-х гг. укрепились позиции еще одной политической силы – движения Жана-Мари Ле Пена, получившего название «Национальный фронт» (НФ). Его формирование началось еще с 1972 г., но первых заметных успехов на выборах НФ добился в 1984 г., получив поддержку 2 млн. избирателей и проведя в Европарламент 10 депутатов. Программа НФ строилась на экстремистских националистических и расистских идеях. Лепеновцы указывали на опасность массовой иммиграции из стран третьего мира, угрожающей размыванием «национальной идентичности французов». НФ проводил агрессивную пропагандистскую кампанию с призывами бороться против «духовного ига» коммунизма, масонства и космополитизма, засилья на мировой арене СССР и США, планов европейской интеграции, уничтожающей самобытность народов. НФ скорее опирался на «протестный электорат», представителей социальных групп, наиболее уязвимых в период структурных экономических реформ, с маргинализированным сознанием и чувством неприятия всей сложившейся социально-политической системы. Ле Пен широко использовал тезис о кризисе «традиционных партий», призывал покончить с гибельным для Франции господством «банды четырех».

Парламентские выборы в марте 1986 г., впервые после долгого времени прошедшие по пропорциональной системе, принесли убедительную победу правой коалиции. ОПР и СФД получили 291 мандат. 206 мест осталось у ФСП. Новое поражение коммунистов, впервые после 1945 г. получивших поддержку менее 10 % избирателей, не стало неожиданностью. Фракцию ФКП составили лишь 35 депутатов. 35 мандатов получил НФ, что стало настоящим потрясением для респектабельной Франции. Президент Миттеран, следуя конституционным нормам, был вынужден предложить пост премьер-министра руководителю наибольшей фракции парламента – Жаку Шираку. Впервые в практике Пятой республики начался период «сосуществования» – правления левого президента и правого премьер-министра. Со временем был разработан своеобразный «кодекс сосуществования». Прерогативы президента сосредоточились на вопросах внешней политики и национальной безопасности. В ведении премьер-министра остались вопросы внутренней политики.


Экономическая реформа Франции 1986 – 1988 г.г.

Правительство Ширака начало широкий комплекс преобразований в политико-правовой и социально-экономической сферах. Правительственная коалиция добилась отмены избирательного закона 1985 г. и восстановления мажоритарной системы выборов. Под руководством министра внутренних дел Ш. Паскуа были разработаны законы, ужесточившие наказания за многие виды преступлений и режим тюремного заключения, расширившие полномочия полиции и службы государственной безопасности по борьбе с терроризмом, усложнившие порядок въезда в страну иммигрантов. Был подготовлен проект реформы гражданского кодекса, лишавший иммигрантов, родившихся во Франции, права на автоматическое приобретение гражданства. Лишь под давлением общественности он был отозван правительством. Та же судьба постигла правительственный законопроект о реформе высшего образования, резко сокращающей права студенческого самоуправления.

Эдуард Балладюр  - министр финансов Франции в 1986 - 1988 г.г. Государственный министр финансов Э. Балладюр стал основным организатором экономической реформы. Ее основными направлениями были широкая денационализация, «финансовое оздоровление» и либерализация экономики. На протяжении всего лишь полутора лет была приватизирована треть государственного сектора (65 корпораций фирм, включавших 1100 предприятий). Приватизации не подлежали «естественные монополии» – предприятия электроэнергии, газоснабжение и телекоммуникации. Приватизация осуществлялась в соответствии с планом, разработанным для каждого предприятия, через свободную продажу акций по цене выше минимальной, но ниже рыночной. Валадюр настоял на особой процедуре, обеспечивающей невозможность как монопольного владения приватизируемыми предприятиями, так и хаотичную перепродажу акций. Для каждого предприятия правительством создавалась группа «стабильных вкладчиков» («твердое ядро»), которым по льготным ценам продавались 25 % акций примерно по 5 % каждому. Остальные акции широко раскупались мелкими вкладчиками – собственниками стали более 40 млн. французов.

Основой финансового оздоровления правительство голлистов избрало политику жесткой экономии и сворачивания социальных программ государства. Был восстановлен частный лечебный сектор, сокращены государственные гарантии прав квартиросъемщиков, расширена система частного образования. Важное значение имел приток средств от приватизации. За период с ноября 1986 г. по январь 1988 г. приватизация принесла бюджету 84 млрд. франков. 72 % этой суммы было использовано для погашения государственной задолженности, а 28 % – на финансирование модернизации государственных предприятий. В рамках либерализации системы государственного регулирования был ликвидирован административный контроль над ценами и увольнениями, смягчен контроль над кредитными и валютными операциями. Регламентированию подлежали лишь цены на книги и медикаменты, тарифы на свет, газ и железнодорожный транспорт. Существенно снизилось налогообложение, в том числе отменен введенный левыми налог на крупные состояния, снижен максимальный уровень подоходного налога (с 65 до 58,8 %).

Активность правительства в сочетании с благоприятной конъюнктурой, повышающей фазы цикла обеспечила заметный рост экономики Франции. Вторая половина 1980-х гг. оказалась весьма динамичной по темпам прироста ВВП и промышленного производства, составлявших 3–4 % в год. На 50 % увеличился объем инвестиций в базовые отрасли промышленности. Но социально-психологические последствия «консервативной революции» оказались менее позитивными. Резкий поворот реформ, глубокая ломка сложившейся системы социального обеспечения, трансформация всего экономического механизма оказались слишком болезненны для общества. Политика Ширака вызвала недовольство в тех слоях населения, которые привыкли к системе государственных социальных гарантий, к стабильному росту уровня жизни. Существенно изменил общественные настроения мировой биржевой крах 1987 г., уничтоживший вклады многих мелких акционеров. Да и сама либерализация экономики оказалась частичной. Методы, избранные правительством стабилизации приватизируемого сектора, образование закрытых акционерных групп («твердых ядер») и определение их состава на основе личных предпочтений, а не открытых конкурсов лишь укрепили традиционную для Франции систему. Расчеты Ширака на идеологический пафос «консервативной революции» также оправдались лишь отчасти. Многие французы, положительно относившиеся к политической риторике неоголлистов, выступали против конкретных мер, направленных на укрепление социального порядка. Приостановка реформы гражданского кодекса и системы высшего образования были символичны. Несмотря на первоначальные планы, правительство Ширака не рискнуло приступить и к коренной реформе системы здравоохранения, пенсионного обеспечения.

История Франции:
История Франции: полный курс




Президентские выборы 1988 г.

Характерной чертой президентских выборов 1988 г. стала явная деидеологизация политической борьбы. Опыт правления ведущих партий страны – СФД, ФСП и ОПР, посменно пребывавших у власти и пытавшихся реализовать глобальные идеологические проекты, оказался малоубедительным. Социал-реформистская стратегия не оправдала себя, а консервативную революцию французское общество отвергло. Предвыборная платформа кандидатов правого лагеря Ширака и Барра свидетельствовала об окончательном отказе от либерального максимализма. Оба пытались апеллировать к голлистским традициям государственного строительства, целесообразности прагматичного курса в экономической сфере, рационального синтеза социальных традиций и технократического модернизма. К этой же позиции склонялись и ведущие политики, боровшиеся за выдвижение своих кандидатур от ФСП – Рокар и Фабиус.

Жак Ширак (1924 - 2007) - кандидат в президенты Франции на выборах 1988 года По сути, Франция первой из ведущих западных стран подошла к формированию новой стратегии общественного развития, которая станет доминирующей уже в 1990-е гг. Но ни политическая элита Франции, ни общественное сознание не были готовы к «новому синтезу». Французов мало удовлетворял прагматизм без идеалов, равно как и идеология, доведенная до прагматизма. Два столетия почти религиозных войн в политической сфере наложили отпечаток на характер. В 1988–1989 гг. уже 58 % французов ратовало за решение общественных проблем исходя из здравого смысла, но еще 38 % решительно отстаивали «левые» и «правые» принципы. Среди принимавших участие в выборах пропорция была фактически обратной.

Идейно-политический кризис традиционных партий и самой «четырехпартийной модели», отсутствие ярких идей привели к резкому снижению общественного интереса к выборам. По опросам, доверие к партиям испытывали лишь 2 % французов (наибольшим – 47 % – пользовались ассоциации потребителей). Неизбежным следствием стала персонификация политической борьбы. На президентских выборах 1988 года кандидаты выступали скорее как независимые политики, нежели лидеры и руководители своих партий. Избирательные кампании строились на основе особенностей их личного имиджа с использованием всего арсенала технологий. Преуспел в такой борьбе Миттеран. Подобно де Голлю в 1965 г., он выдвинул свою кандидатуру в последний момент – за один месяц до выборов, когда основные кандидаты уже активно ввязались «в ближний бой». Миттеран резко изменил свой политический имидж и предстал перед избирателями как общенациональный лидер, ориентирующийся на идеи гражданского согласия и стабильности. Он полностью отказался от роли лидера ФСП и от социалистических идей, попытавшись подобно де Голлю «встать над партиями».

В сложившейся ситуации исход выборов был предрешён. Лидерство в первом туре Миттерана с 34 % было бесспорным. Правые кандидаты Ширак и Барр сражались преимущественно между собой за выход во второй тур. Победителем этой дуэли стал Ширак, набравший 19,9 % голосов против 16,5 % у Барра. Политики из ФСП не рискнули вступить в противоборство с Миттераном, а леворадикальный электорат оказался расколот. Главной неожиданностью стал успех Ле Пена. Лидер НФ получил поддержку 14 % избирателей и окончательно превратился в политика национального масштаба.

Второй тур президентских выборов принес победу Миттерану (54 % голосов против 46 % у Ширака). Парламент был распущен и новые выборы состоялись уже через месяц. Они прошли при пассивности граждан. Лишь 34 % избирателей приняли в них участие. Результат подтвердил примерное равенство левого и правого электората. ФСП получила 276 мандатов. Даже без поддержки 27 депутатов от ФКП этого оказалось достаточно для «президентского большинства». Оппозиция располагала 272 мандатами (СФД - 130, ОПР - 128, а также 13 независимых правых депутатов и 1 депутат от НФ). Правительство ФСП возглавил Мишель Рокар.


Внешняя политика Франции в 1980-е годы

Усиление атлантической ориентации не принесло французской дипломатии успехов. В «семерке» Франция находилась во втором эшелоне, уступая политическому и экономическому весу США, Японии и Германии. Сближаясь с НАТО, Франция теряла свободу маневра и инициативу. Столь же неудачными оказались и попытки укрепить французское влияние в третьем мире.

Объявив южное направление приоритетным в рамках политики тьермондизма, Франция провела в 1981 г. конференцию с участием глав многих африканских государств. В отличие от прежних переговоров по системе «Север - Юг» речь на ней шла именно о роли Франции в развитии Африканского континента. Но успешные действия французской дипломатии уже вскоре были дискредитированы втягиванием Франции в чадский конфликт. В 1980 г. в этой стране началась гражданская война между правительством Гукуни Уэддея и вооруженными силами Севера под командованием Хиссена Хабре. После ввода в Чад по просьбе правительства ливийского миротворческого контин¬гента Париж предпринял дипломатический нажим на Уэддея, убедив его вы¬дворить ливийцев и заменить их на межафриканский контингент. Когда же в 1982 г. Хобре захватил столицу и провозгласил себя президентом Чада, Франция признала новый режим и даже начала поставки вооружения. В августе 1983 г. в Чад был введен французский контингент, разделивший противоборствующие стороны. Но «миссия прикрытия» превратилась в постоянные стычки французских солдат с повстанцами.

Чадский конфликт 1986 г. Поражение потерпела французская дипломатия и на Ближнем Востоке. Следуя курсу атлантической солидарности, Франция заняла дружественную позицию по отношению к Израилю и мягко прореагировала на объявление Тель-Авива об аннексии Голанских высот. Это решение привело к острому конфликту в отношениях с Сирией. В 1983 г. Франция присоединилась к предложению США о вводе миротворческого контингента в Ливан.

Явные ошибки французская дипломатия совершила и в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Отказавшись от мягкой линии предыдущего президента в отношении кампучийского режима, ориентирующегося на Вьетнам после свержения Пол Пота, Франция попыталась добиться возвращения в страну эмигрировавшего принца Н. Сианука. Жесткость Парижа лишь укрепила кампучийско-вьетнамские и кампучийско-советские связи. Тогда же Франция столкнулась с широким движением протеста против испытаний ядерного оружия на атолле Муруроа и движением за независимость Новой Каледонии.

Миттеран после прихода к власти постарался укрепить положение Франции в западном блоке и ее отношения с США. Значительно активизировалось сотрудничество Франции с НАТО. В 1982–1983 гг. были заключены соглашения с США об обмене новейшими компьютерными технологиями, позволившими завершить создание французских ракет с разделяющимися боеголовками и приступить к промышленному производству нейтронного оружия. Миттеран поддержал размещение в Европе американских ядерных ракет средней дальности. Обновленная военная доктрина, подготовленная под руководством начальника Генерального штаба Ж. Лаказа и принятая в 1983 г., предусматривала отказ от голлистской идеи «национальной безопасности» в пользу взаимосвязанных систем «европейской обороны» и Североатлантического союза. В доктрине была отражена стратегия «глобального сдерживания», характерная для НАТО. В 1983 г. по инициативе Франции в Париже впервые после долгого времени прошла очередная сессия Совета НАТО, и Франция на один год стала председателем Совета. В отношении СССР официальный Париж занял очень жесткую позицию, полностью разделяя солидарные требования западных стран о выводе советских войск из Афганистана, смене военного положения в Польше, сокращении советских вооружений, размещенных в Восточной Европе.

Перелом в действиях французской дипломатии наступил в 1984 г., когда, пытаясь реабилитироваться за провал «левого эксперимента», Миттеран взял внешнюю политику под свой личный контроль. Уже в 1984 г. он санкционировал начало переговоров с Сирией и отказался от политической поддержки Израиля. Миттеран объявил о выводе французских войск из Чада, а также добился замены французского контингента в Ливане на «голубые каски» ООН. Раньше, чем любая из другая страна Запада, Франция поддержала изменения в отношениях с СССР. Уже в 1984 г. Миттеран нанес официальный визит в Москву, а в 1985 г. предложил проведение в Париже сессии «большой комиссии» франко-советского сотрудничества. В том же году Париж посетил М. Горбачев. Миттеран выступил в поддержку концепции «нового мышления» и советско-американского диалога на высшем уровне. Но столь же решительно Франция отвергла идею всеобщего разоружения, считая это задачей сверхдержав.

Внешняя политика Франции в 1980-е годы Особое внимание Миттеран начал уделять вопросам европейской интеграции. Уступив на некоторое время лидерство ФРГ в вопросах политической интеграции, Франция выступила инициатором дальнейшего углубления научно-технического сотрудничества в рамках ЕЭС. По инициативе Франции были приняты комплексные программы технологических исследований «Эврика», «ЭСПРИТ», ФАСТ. Их реализация превратила единую Европу в центр инновационных исследований мирового уровня. В 1984– 1985 гг. французская дипломатия сыграла важнейшую роль в решении вопроса о расширении ЕЭС (включении Испании и Португалии), о возобновлении тесного военно-политического сотрудничества западноевропейских стран вне рамок НАТО под эгидой Западноевропейского союза (ЗЕС). Надежным партнером Миттерана в европейской политике стал Гельмут Коль, занявший пост канцлера ФРГ в 1982 г. Именно совместные усилия французской и западногерманской дипломатии позволили перейти в 1983– 1985 гг. к решающей фазе подготовки концепции Европейского союза, нашедшей отражение в «Едином европейском акте» 1986 г.

После победы ОПР на парламентских выборах 1986 г. Ширак попытался взять под свой контроль внешнюю политику Франции. Конституция Франции позволяла существенно варьировать зону ответственности президента и премьер-министра в этой сфере. Миттеран решительно, но без конфронтации отстоял приоритет президентских: прерогатив в ключевых вопросах внешней политики. В 1986–1987 гг. Миттеран сосредоточил свои усилия на поддержке мирных инициатив СССР, упрочению «оси Бонн – Париж» как политического стрежня единой Европы. Большой резонанс в арабском мире вызвало решение Миттерана о запрете пролета над территорией Франции американских самолетов для бомбардировки Ливии во время ее конфликта с США.

В ведении премьер-министра оказались преимущественно экономические и культурные вопросы внешней политики. Используя стремление Ширака активно проявить себя на мировой арене, Миттеран уступил ему инициативу и в ряде особенно болезненных вопросов, угрожающих политической репутации. Эта тактика принесла успех. Именно Ширак оказался ответственным в глазах французского общества за начало новой военной акции в Чаде весной 1986 г. Министерство внутренних дел из кабинета Ширака было обвинено в скандальном разрыве отношений с Ираном в 1987 г. после малоубедительных обвинений иранских граждан в организации террористических актов в Париже и ответного ареста французских дипломатов в Тегеране. Шираку и его министру иностранных дел Рэмону пришлось взять на себя сложнейшие переговоры с американской администрацией после начала «торговой войны» с США и в период ливийского кризиса. В то же время попытки Ширака политически поддержать американскую программу СОИ и в ее рамках получить заказы для французских предприятий ВПК были решительно пресечены президентом. Миттеран уже открыто заявлял о пересмотре атлантического курса и приоритете национальных и европейских интересов.

История Франции:
История Франции: полный курс




Франция в 1969-1981 г.г. ----- ФРАНЦИЯ В 1980-е ГОДЫ ----- Франция в конце ХХ века

История Франции
полный курс



Природные ресурсы Франции





Франция:
фотогалереи