Menu

История Франции



Франция накануне Столетней войны (пер. пол. XIV в.) ----- Столетняя война (1337 - 1453 г.г.) ----- Франция в Столетней войне (1337 - 1453 г.г.)

Битва при Креси (1346 г.): причины и диспозиция сил

Битва при Креси в 1346 году знаменует собой начало заката латной кавалерии, господствовавшей на полях сражений на протяжении многих веков. Действовавшие в численном меньшинстве измотанные отряды англичан, преимущественно лучников, вышли на бой с цветом французского рыцарства. Креси стал своего рода моделью для многих будущих сражений.

В начале XIV в. конные «жандармы» господствовали на полях сражений. Будь то нобиль и обладатель титула рыцаря или же более высокого звания или просто профессиональный воин на службе у сеньора, закованный в доспехи всадник являл собой образец высшей концентрации ударной мощи, которая только могла сосредоточиться в одном бойце. Такой воин посвящал избранному ремеслу всю жизнь, постоянно поддерживая мастерство тренировками и проверяя уровень боеготовности на турнирах в схватках с товарищами по оружию. Даже досуг — охота, в том числе и соколиная, — имел отношение к боевому искусству и вполне вписывался в ряд навыков, необходимых кавалеристу. Защищенный доспехами (представлявшими собой элементы латного облачения будущего с кольчужным плетением на сгибах) и шлемом, «жандарм» имел в распоряжении боевой топор, палицу, копье и, конечно же, меч. Выстоять перед лицом лихого рыцарского броска было очень непросто и порой невозможно. Сам же рыцарский бой вскоре принимал форму отдельных поединков, в которых воины мерялись силами, демонстрируя храбрость и мастерство, порой совершенно не заботясь о соображениях тактического характера.

Битва при Креси (1346 г.): диспозиция сил Между тем англичане открыли для себя чрезвычайно выигрышное сочетание тяжеловооруженных всадников и стрелков с валлийскими луками. От последних ждали, по меньшей мере, шести выстрелов в минуту и меткого «огня» на дистанции до примерно 250 м, притом что вообще дальность боя валлийского лука достигала 350 м. Результативные лучники были вправе рассчитывать на награду со стороны королей. Лучники противника, которым обычно грозила смерть в случае пленения, могли заслужить помилование, если соглашались служить лучниками в королевской армии. В ходе кампаний лучники получали жалованье. Во времена Креси дневная плата составляла для них от 2 до 4 пенсов, притом что эсквайр (тяжеловооруженный воин неблагородного происхождения) получал в день шиллинг (12 пенсов).

Во Франции незадолго до битвы при Креси все обстояло иначе. Конник, а тем более рыцарь, был вознесен на недосягаемый по высоте пьедестал. Ополчение простолюдинов набиралось для каждой кампании, однако воины его не располагали хорошим вооружением, не могли похвастаться должной подготовкой и представляли собой, по сути дела, толпу, которая часто разбегалась при первом же натиске противника. Если даже пехоте и удавалось добиться каких-то успехов на поле сражения, солдаты рисковали попасть под копыта коней собственных извечно горячих рыцарей, всегда спешивших в атаку и усматривавших в любом препятствии на пути к цели чуть ли не посягательство на их честь. Таким образом, у французских пехотинцев наличествовало не так уж много побудительных мотивов для того, чтобы хорошо сражаться, но мало того, даже иностранные наемники-профессионалы, которых часто брали на службу командиры, не встречали со стороны рыцарской касты ничего, кроме презрения. Данный фактор тоже, конечно же, не способствовал улучшению качества боевой работы пехотинцев, а потому убеждение в том, что единственно стоящий воин — это благородный господин в доспехах, получало как будто бы законное подтверждение. Посему вырабатывался настоящий культ воина, и любой адепт его должен был доказывать право принадлежности к касте храбрыми деяниями и безудержной удалью.

Причины такого странного положения дел объясняются культурной обстановкой Франции той эпохи. Воинское дело тесно связывалось с социальным статусом, поддержание которого во многом зависело от личных достижений индивидуума в бою. В свою очередь, сужение круга лиц, получавших военную подготовку и возможность владеть боевым снаряжением, до небольшого круга представителей общественной элиты снижало риск восстания и бунта, делая рычаги управления государством более эффективно действующими.

Простолюдинов презирали и по другой причине. Элементы рыцарственного поведения существовали даже между злейшими врагами благородного звания, особенно в свете существования обычая выкупаться из неволи. Захваченный нобиль мог рассчитывать, что за него уплатят выкуп сеньор или родственники, вследствие чего превращался в ценный товар, который было выгоднее продать, нежели бездумно уничтожить. Сдача в плен без особых причин считалась позорным явлением, существовали даже правила, как и кому должен был сдаваться рыцарь, однако же раненый или окруженный множеством воинов противника дворянин имел веские основания с честью передать себя в руки врага при всех шансах на пощаду, если только неприятель видел для себя резон и экономическую выгоду в сохранении жизни пленника. Но выкупы платили нобили за нобилей. Простые пехотинцы обычно предпочитали прикончить сбитого с коня всадника, воткнув нож или другое оружие в какую-нибудь слабо защищенную часть его тела, нежели рисковать с требованием выкупа. Ни один сеньор все равно не стал бы платить простолюдину.

Существовала, правда, возможность передать знатного пленника своему господину в надежде на то, что тот вспомнит об этом, когда будет получать выкуп. Сами же простолюдины, за освобождение которых противник не ожидал достойной платы, в случае попадания в неволю рисковали быть преданными резне. Подобное отношение иногда выливалось в кровавые акты мести простолюдинов дворянам.

Битва при Креси (1346 г.): английские стрелки с валлийскими луками Упомянутые выше особенности социальных взаимоотношений отчетливо просматривались в армии короля Франции, которая выходила на битву при Креси в тот августовский день 1346 г. На стороне англичан небольшой контингент тяжеловооруженных всадников поддерживался довольно значительным количеством свободных людей. Они получили неплохую подготовку и располагали должным снаряжением, уважали командиров и бились не исключительно за плату, из желания заслужить прощение за какие-то провинности или по обязанности, а по собственному выбору. Более того, начальники их хорошо представляли себе, как они будут применять в сражении солдат и их вооружение. Различные группы воинов доверяли друг другу, каждый солдат знал, что надлежит делать, а недавнее прошлое показало им, что если они будут делать должное соответствующим образом, то добьются победы.

Французские войска не могли похвастаться подобным умением взаимодействовать. 14 000 человек феодального ополчения пришли на поле боя в битве при Креси, согнанные туда силком командирами. Они никогда не упражнялись специально, им не хватало снаряжения, и у них вовсе отсутствовали какие-либо побудительные мотивы хорошо сражаться. Никаких планов в отношении того, как задействовать их, не существовало, если не считать роли мишеней для английских лучников. Пехотинцы - наемники могли бы послужить важной составляющей, однако хозяева им не очень-то доверяли, а командиры не знали, как лучше их использовать. Даже тяжеловооруженные всадники, какими бы прекрасными бойцами они ни были каждый поодиночке, не применялись как некое единое боевое формирование. По обычаю того времени каждый рыцарь видел собственную задачу в выискивании социально равного, с тем чтобы скрестить с ним оружие в поединке. Сражаться с какими-то презренными крестьянами, которыми многие считали пеших англичан, было чем-то недостойным. Любой рыцарь или просто всадник стремился одолеть кого-нибудь «именитого», чтобы заслужить тем самым славу и уважение со стороны прочих представителей касты. Соперничество между отдельными личностями, вопросы чести и престижа, а также тенденция отдельных рыцарей к совершению великих деяний плохо уживались с нормальной командной структурой.

Таким образом, получалось, что англичане привели на поле боя в битве при Креси небольшое, но хорошо подготовленное войско, в то время как у французов сражаться пришла большая и разрозненная масса отдельных воинов под началом командиров, стоявших в социальном плане на более высокой ступени, плюс к тому толпы практически бесполезных голодранцев. В предстоящей битве предстояло померяться силами храбрости с дисциплиной, личной доблести с планомерными действиями и тактическим мастерством.

История Франции:
История Франции: полный курс






Битва при Креси (1346 г.): кампания

Битва при Креси представляла собой событие из противостояния, называемого Столетней войной, между Англией и Францией, которая продолжалась с 1337 по 1453 г. Разумеется, в этот довольно продолжительный период боевые действия не велись безостановочно, а напротив, характеризовались спорадическими попытками французов выгнать англичан из их владений во Франции и английскими походами (по большей части крупномасштабными набегами) против французов.

В 1346 г. английский король Эдуард III отправился вести кампанию во Франции, взяв с собой 16-летнего сына, также Эдуарда (1330—1376). Добившись некоторых успехов и продвинувшись от Шербура почти до самого Парижа, английское войско угодило в беду. Измотанные и страдающие от нехватки снабжения, в условиях, когда многим потерявшим коней тяжеловооруженным всадникам приходилось ехать на крестьянских клячах, английские отряды тащились на восток, на соединение с фламандскими союзниками.

Филипп VI Французский - король Франции Для Эдуарда III сложилась малообещающая ситуация. Французский авангард шел за ним по пятам, в то время как он выискивал места для переправы через Сомму. Топавших уже отчасти босиком воинов терзали желудочно-кишечные расстройства, продвижение давалось войску с трудом и шло оно медленно. Повозки с пожитками и еще пушки, которые проделали путь через половину Франции, представляли собой дополнительный источник осложнений. Предназначенные для осадного дела, орудия являлись не более чем грубыми металлическими трубами, способными стрелять небольшими камнями или железными ядрами массой, вероятно, не более 1—2 кг. Для осад подобное оружие, возможно, и подходило, однако никто еще и никогда не применял пушки в открытом поле.

Своевременно обнаружив брод, король Эдуард послал своих людей через широкую Сомму в надежде найти безопасное место. Когда блокирующие отряды, включавшие в себя и генуэзских арбалетчиков, попытались преградить англичанам путь, для последних все чуть было не обернулось катастрофой. Тучи стрел, которыми осыпали противника валлийские лучники в авангарде, заставили неприятеля попятиться, и вперед устремились английские тяжеловооруженные «жандармы». Совместными усилиями латные всадники и дисциплинированные стрелки из валлийских луков сумели отбросить французов и проложить себе путь через водную преграду, успешно форсировав ее.

Англичане еще не успели покинуть левый берег, как подтянулись остальные силы французского авангарда, которые попытались уничтожить хвост колонны. Однако, несмотря на утрату некоторого количества фур, английское войско благополучно преодолело реку и двинулось дальше.

На следующий день английская армия заняла превосходные позиции поблизости от села Креси-ан-Понтье, где фланги войска прикрывала справа река Мэ и деревушка Вадикур, а слева собственно село Креси. Англичане оказывались на небольшой возвышенности, таким образом, по фронту у них находился отличный участок местности, как нельзя более подходивший для упражнений в поражении мишеней стрелками с их мощными валлийскими луками. Во второй половине дня подтянулось французское войско, которое немедленно ринулось в атаку.




Битва при Креси (1346 г.): расстановка сил

Эдуард III в битве при Креси развернул свои войска в оборонительный строй, разделив валлийских копейщиков и спешенных тяжеловооруженных «жандармов» на два больших отряда под началом эрла Нортгемптона и принца Эдуарда. Фланги каждого из этих отрядов прикрывали лучники, выстроенные «бороной», или «частоколом» (herse), — боевые порядки треугольной формы, позволявшие поражать врага не только с фронта, но и с фланга, осыпая противника ливнем стрел на любом участке поля. Сам король занял место в тылу на вершине холма вместе с тяжело вооруженными всадниками — «жандармами» — и резервным отрядом лучников.

Практика разделения сил на три «баталии» была типичной для того времени. Обычно на том все тактические изыски и заканчивались. Однако Эдуард III уже приобрел немалый опыт в кампаниях и зарекомендовал себя как продвинутый тактик, готовый впитывать новые идеи, если те сулили принести ему победу. Спешивание тяжеловооруженных всадников противоречило правилам той эпохи, а уж ставить на пехотинцев как на главную ударную силу и вовсе представлялось ересью. Но Эдуард тем не менее глубоко верил в лучников, которые находились в отличной боевой форме и не страдали от нехватки стрел. Примерно половина их представляла собой отборную элиту своей военной профессии и умела бить с максимальным возможным темпом, выпуская, вероятно, до 20 стрел в минуту.

Осознавая неизбежно предстоявшую скоро атаку кавалерии, лучники перед битвой при Креси выкопали небольшие лунки в земле впереди строя, чтобы замедлить продвижение конницы. Коль скоро это было выполнено, не оставалось ничего иного, кроме как ждать. Прикрывая драгоценные тетивы одеждой на случай нежданного дождя, английские лучники стояли небольшими группками, поджидая начала лихого конного броска французов.

Со своей стороны, французы вышли на поле битвы при Креси в изрядно расстроенном состоянии. Продвигаясь по дороге тремя «баталиями», они приближались к цели от Маршвилля. Главнокомандующим армии был сам король Филипп. Первая «баталия», представлявшая собой передовой отряд, состояла из 6000 генуэзских наемников-арбалетчиков, которых уже потрепали английские лучники. Вторую «баталию», представленную отчасти ополченцами, а отчасти тяжеловооруженными всадниками, возглавлял брат короля Филиппа, граф Алансонский. Среди прочих командиров отрядов в «баталии» графа Алансона находились король Мальорки и король Богемии Ян Слепой. И, наконец, третьей «баталией» , включавшей в себя других ополченцев и тяжеловооруженных всадников, командовал Кодмар де Фэ.

Битва при Креси (1346 г.): расстановка сил

Битва при Креси (1346 г.): расстановка сил


История Франции:
История Франции: полный курс




Битва при Креси (1346 г.): боевые действия

ПЕРЕДВИЖЕНИЯ НАКАНУНЕ БОЯ

Французы завидели англичан у Креси примерно в 16 часов, к каковому моменту находились уже в изрядном беспорядке: части всех трех «баталий» местами перемешались и утратили контакт с командирами. Французам следовало бы подождать наступления следующего дня или же дать себе труд как следует построиться. Король Филипп, собственно, и приказал армии остановиться, однако тяжеловооруженные всадники в авангарде имели на сей счет свои собственные соображения. Впереди перед ними стояли жалкие трусы, которые едва сумели сбежать от благородных рыцарей накануне, теперь же они показали себя еще и как глупцы, поскольку построились для битвы, надеясь выдержать сокрушительный удар кованой лавы.

Битва при Креси (1346г.). Наступление французской кавалерии Надо думать, горячие и азартные рыцари полагали, что находятся всего в нескольких шагах от славы, поскольку не сомневались, что им удастся сокрушить противника одним решительным броском. Мысль о том, что пехота вообще может стойко и отважно сражаться — не говоря уж о том, чтобы победить, — похоже, даже не приходила рыцарям в голову. Презренная толпа французской пехоты, должно быть, лишь усиливала подобное впечатление. В общем, тяжеловооруженным всадникам авангарда, сознававшим, что репутация их зависит от геройских поступков на поле брани, не терпелось атаковать. Любой рыцарь, выказавший неуверенность перед лицом врага — особенно столь жалкого и недостойного, — рисковал запятнать честь позором. Более того, наступать надо было как можно быстрее, пока кто-нибудь не отнял у авангарда законной славы.

В нетерпении тяжеловооруженные «жандармы» бросились вперед, сметая с пути 6000 генуэзских арбалетчиков передового отряда. Генуэзцы не очень-то горели желанием идти в атаку. Оружие пострадало от ливня, сами они устали и расстроили порядки во время марша, кроме того, у них уже появился опыт общения с английскими стрелками, которые преспокойно дожидались момента, когда враг окажется в пределах досягаемости их луков. Вдобавок ко всему они лишились своих павиз (pavise) — больших щитов, за которыми можно было бы укрыться во время перезаряжания, но которые застряли где-то позади в обозе. Несмотря ни на какие протесты и объяснения, наемники получили приказ атаковать. Когда генуэзцы нехотя двинулись вперед, еще не все французские части подошли к полю.

ПЕРВАЯ АТАКА

Тем временем, пока генуэзские арбалетчики прокладывали себе путь в сторону английских позиций, стараясь привести свои ряды в некое подобие порядка, они угодили под губительный «огонь» со склона холма. Обычно валлийские луки англичан уступали в дальнобойности арбалетам, однако несколько факторов — в основном воздействовавшая на тетивы влага и господствующая позиция неприятеля — предоставляли преимущества английской стороне. Она использовала их по полной. Когда генуэзцы приблизились на 150 м, то есть на довольно уверенную дистанцию поражения для валлийского лука, англичане открыли стрельбу. Пока генуэзцы успевали лишь однажды перезарядить мощные арбалеты, лучники делали несколько довольно метких — выстрелов.

Неровные ряды атакующих заколебались под губительными залпами. Дым и вспышки пламени со стороны английских порядков сигнализировали о приближении эры огнестрельного оружия. Эдуард в ходе битвы при Креси применил пушки в поле, однако не они, а его лучники сокрушили противника. Оставшиеся за спинами генуэзцев тяжеловооруженные всадники французского авангарда нервно ерзали в седлах, не в силах стерпеть такое попрание прав и похищения чести нанесения первого и смертоносного удара врагу. Когда же генуэзцы попятились, рыцари были больше не в силах безучастно взирать на происходящее. Они поспешили в атаку, прокладывая себе путь конями и не стесняясь размахивать оружием для того, чтобы проделать проход через массы арбалетчиков.

Битва при Креси (1346г.) Подвергшиеся натиску с двух сторон, генуэзцы окончательно сломали строй. Некоторые даже стреляли по тяжеловооруженным «жандармам» в целях самообороны, и отдельные потасовки вспыхивали внизу у склона холма по мере того, как масса рыцарей стремилась вперед и вперед по направлению к настоящему врагу.

Отчасти из презрения к жалким лучникам, частично из-за заградительных лунок перед позициями стрелков, а в какой-то степени и вследствие «канализирующего эффекта» флангового «огня», острие лихой французской атаки нацелилось на спешенных тяжеловооруженных «жандармов» и валлийских копейщиков. Обычные стрелы с широкими наконечниками не отличались особой смертоносностью для всадников в кованых латах, однако они могли убить коня или же заставить его взбеситься от боли.

Однако англичане располагали и «шиловидными» стрелами, обладавшими длинными и острыми наконечниками, способными пробить металлические пластины. Залп за залпом сыпались стрелы на скачущих рыцарей, упорно и неумолимо стремившихся к цели. Довольно небольшое число французов достигло английского строя, однако те, что прорвались, обрушились на противника со всей яростью и напором. Атакующие смешались, по мере того как небольшие отряды тяжеловооруженных всадников мчались на врага, а другие поворачивали назад собраться и снова броситься в бой. Английский строй стоял непоколебимо, копейщики и тяжеловооруженные «жандармы» бились с наседавшими французами.

Филипп Французский понимал, что ничего не изменишь. Он не мог просто бросить авангард без поддержки. Как только остальные части его армии выходили на позиции, он велел им развертываться и бросал их против англичан в серии никак не скоординированных между собой атак.

АПОГЕЙ БИТВЫ ПРИ КРЕСИ

Французские атаки в битве при Креси проходили дезорганизованно вследствие сложностей, связанных с управлением боем, а также проблем, порождаемых необходимостью приступать к штурму вражеских позиций прямо с марша. Тем не менее отваги и напора атакующим было не занимать. Решимость добиться победы и воодушевление французов достигали столь высокой отметки, что они продолжали бросаться в бой в течение нескольких часов. Рукопашные становились все ожесточеннее, и Годфри Гаркур, которого король обязал охранять принца Эдуарда, начал всерьез беспокоиться не только за безопасность, но и за жизнь молодого человека.

Гаркур поскакал к ближайшему английскому отряду на левом фланге и попросил его командира, эрла Арандельского, предпринять контратаку с целью ослабить натиск противника на юного сына государя и его дружину, а также послал гонца к Эдуарду III с просьбой подкреплений. Видя, что Арандел уже идет на выручку принцу, король Эдуард отказался вводить в бой резерв.

Он вместо того принял отважное и мудрое решение предоставить возможность юноше «заслужить свои шпоры». Воины эрла Арандельского врубились во фланг атакующим «баталию» юного Эдуарда французам, и совместными усилиями оба отряда отразили натиск с большим уроном для противника. Еще до того момента, когда подкрепления из резерва сумели бы достигнуть угрожаемого участка, все уже закончилось, и окружение принца могло гордиться содеянным. Именно тогда Эдуард, принц Уэльский, и начал зарабатывать себе репутацию грозного воителя. В истории он остался как Черный Принц из-за цвета доспехов, хотя некоторые намекали, что дело вовсе не в латах, а в свойствах характера этого выдающегося полководца.

ПРОДОЛЖЕНИЕ И ОКОНЧАНИЕ БИТВЫ ПРИ КРЕСИ

И все же французы в битве при Креси не прекращали отчаянных приступов, подстегиваемые примерами командиров, в том числе и слепого короля Яна Богемского (1296 — 1346), коня которого вели в битве два рыцаря. Вновь и вновь пришпоривая лошадей, атакующие заставляли их подниматься по склону под ливнями стрел валлийских лучников. Трудно с точностью установить, сколько же всего попыток предприняли французы в тот день. В основном специалисты сходятся на цифре 15 или 16, однако тут не учитываются, так сказать, атаки местного характера, развернутые отдельными отрядами, которые — будучи отброшенными — перегруппировывались и вновь вступали в сечу.

Битва при Креси (1346г.) Упорные действия французов не могут не привлекать внимания прежде всего высочайшей храбростью, равно как и отсутствием здравого смысла. Чего ради французы продолжали дорогостоящие и безрезультатные броски? Ответ стоит, вероятно, искать в социальной структуре французского войска. «Жандарм» с рождения учился одному — сражаться. Он отличался уверенностью в собственных силах и напористостью и стремился стяжать себе славу лучшего бойца или же хотя бы иметь основания говорить о себе как об опытном солдате, побывавшем во множестве драк и стычек.

Победа служила ему целью, но признавать поражения было не в его обычае. Он входил в военную элиту, где стремился выделиться — стать хоть на дюйм, если уж не на голову, выше прочих ее представителей. Каждый «жандарм» беспокоился о личной чести, а потому ставкой в битве для него служило общественное положение. Понести поражение от крестьян — пехоты — или же покинуть поле до того, как трубы позовут к финалу битвы, означало навечно покрыть себя позором. Словом, до тех пор, пока бой не окончен, рыцарь не может перестать сражаться. Точно так же рассуждали и французские командиры. В ту пору на Западе у полководцев было принято сражаться на передовой или хотя бы близко к переднему краю. Положение вынуждало командира отряда продолжать атаковать до победы или же до того момента, когда король, который часто сам находился в гуще битвы, велит выйти из боевого соприкосновения. Обязанность не столь именитых рыцарей и просто тяжеловооруженных всадников состояла в том, чтобы следовать примерам вожаков. Таким образом, видя перед собой врага и будучи связанными узами мировоззрения и традиций, французы просто не имели выбора — только атаковать и атаковать.

Кроме всего прочего, обстановка на поле битвы при Креси, возможно, и не казалась безнадежной для французов. Лишь небольшие участки сражения были видны им через узкие смотровые щели шлемов. Не представляя себе истинного положения дел, «жандарм» мог только, отвечая на звук труб и призывные крики командиров, скакать вперед под знаменем того из них, среди воинов которого оказался в тот или иной момент. По всей видимости, и сами лидеры оказывались не более способными оценить ситуацию.

На поле царил хаос, что вовсе не являлось чем-то исключительным по меркам того времени. В сгущавшихся сумерках французам могло, вероятно, и вправду казаться, что они одолеют англичан. Еще один бросок, еще немного поднажать, и французская отвага и напор преодолеют мастерство английских лучников. Однако этому не было суждено случиться.

Ближе к полуночи, когда король Филипп собирал людей для очередной попытки, один из приближенных, мессир Жан д'Эно, отговорил государя от безнадежной затеи. Нехотя Филипп все же согласился отменить атаку, и остатки французской армии отступили под покровом ночи. Преследования не было. Измотанные англичане полегли спать вповалку там же, где только что сражались. Они разгромили армию, втрое превосходившую их численно, причем ни на дюйм не отступили с первоначальных позиций. Королю даже не пришлось вводить в бой резерв.


Битва при Креси (1346 г.): последствия

Урон английской стороны в битве под Креси составил порядка 100 человек. Потери французов под Креси достигали 1500 тяжеловооруженных всадников, включая многих командиров. Слепого короля Яна Богемского нашли мертвым на поле битвы на самом переднем крае, окруженным павшими с государем верными рыцарями. Погибло еще около 10 тысяч пехотинцев. Французское войско подверглось жестокому разгрому и перестало существовать как боевое соединение. Несмотря на отсутствие преследования, армия рассеялась за ночь, и Эдуард смог продолжить марш. Он осадил Кале, который пал на следующий год.

Битва при Креси (1346г.) Место сражения Битва при Креси увенчалось полной победой англичан, но на сем его значение не заканчивается. Помимо того что в данном сражении английская армия заявила о себе как о грозной силе на полях сражений, а также явно продемонстрировала эффективность валлийских лучников и стяжала репутацию Эдуарду Черному Принцу, столкновение у Креси стало торжеством тактики, которой предстояло с честью выдержать проверку во многих битвах. Со своей стороны, французы мало чему научились и почти не вынесли уроков из понесенного ими крупного поражения, а потому на протяжении многих лет продолжали повторять дезорганизованные «рыцарские» атаки на позиции, упорно отстаиваемые лучниками и пехотой английской армии на удачно выбранной для оборонительных действий местности. Результатом стала непрерывная череда английских побед, которая привела к тому, что французы утратили инициативу и стали все больше предпочитать отсиживаться в замках и крепостях, когда поблизости действовали англичане. Такая тенденция возымела длительное стратегическое воздействие и привела к ситуации, в которой главный козырь французского войска — подвижность и ударная мощь латной кавалерии — оказался нейтрализован, что позволяло англичанам с большей степенью свободы действовать на вражеской территории и предпринимать осады, почти или вовсе не рискуя столкнуться с деблокирующими войсками противника.

Битва под Креси не положил конца «рыцарской» войне и не привел к немедленному уходу в тень конных «жандармов», однако трубы его прозвучали похоронной песней для былого безраздельного господства на полях сражений конницы, которая продолжала находить широкое применение на протяжении многих столетий. Еще пятьсот с лишним лет они будут врубаться во вражеские порядки и увенчивать себя лаврами победителей, правда, все реже и реже. Тем не менее после Креси многое изменилось.

Практика доказала, что огромная масса стрел способна сокрушить противника, несмотря на всю его храбрость и качество защитного вооружения, причем даже до того, как атакующим удастся сойтись с неприятелем в рукопашной. В 1346 г. в качестве стрелкового оружия выступали луки, тетивы которых тянули сильные и хорошо тренированные люди. Позднее их сменили пули и снаряды огнестрельного оружия. Последнее между тем тоже дебютировало в полевых условиях во время битвы при Креси.

Основные боевые сражения в Столетней войне:
Битва при Слёйсе (1340 г.)
Битва при Креси (1346 г.)
Битва при Пуатье (1356 г.)
Битва при Ла-Рошели (1372 г.)
Битва при Азенкуре (1415 г.)
Битва при Краване (1423 г.)
Битва при Пате (1429 г.)
Битва при Форминьи (1450 г.)




Франция накануне Столетней войны (пер. пол. XIV в.) ----- Столетняя война (1337 - 1453 г.г.) ----- Франция в Столетней войне (1337 - 1453 г.г.)

История Франции
полный курс



Природные ресурсы Франции





Франция:
фотогалереи